Акция

Миграция с других систем

Скидка на систему «ДЕЛО» при миграции с других решений.

Получите бесплатную демоверсию и консультацию

+7(495) 221-24-31

Господин министр, а ну-ка расскажите...

ЕЛЕНА КОРОП

Хотите знать, сколько зарубежных командировок совершают в год российские министры и где закупает канцелярские скрепки Федеральная налоговая служба? Скоро у вас появится возможность удовлетворить свое любопытство на законных основаниях и за государственный счет.

Проект закона с длинным названием «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» после пяти лет путешествий по чиновничьим кабинетам внесен в Госдуму.

Он обязывает ведомства оперативно размещать на интернет-страницах сведения о своей текущей деятельности и в 30-дневный срок отвечать на запросы граждан, какими бы странными они ни казались. Бюрократы даже не смогут поинтересоваться, зачем человеку, собственно, надо знать, куда ездил в прошлом году министр или на что ведомство потратило деньги по статье «Прочие расходы». Если вам откажут в предоставлении информации – смело обращайтесь в суд! Директор департамента государственного регулирования в экономике Минэкономразвития и один из авторов законопроекта Андрей ШАРОВ надеется, что таких судебных исков будет много.

Пять лет на переписку

- Законопроект о доступе к информации госорганов побил все рекорды по продолжительности межведомственных согласований. Это при том, что было прямое указание президента по повышению информационной открытости власти. Что же мешало?

- Основная причина – нежелание и неготовность ведомств раскрываться. Это неизвестное и пугающее состояние для российских госслужащих, когда 95% информации официально открыто для граждан. Сложно работать, зная, что каждый документ, который вышел за стены ведомства, станет известен обществу. Это другой уровень подготовки решений.

В результате в Великобритании закон о доступе граждан к информации вступил в силу через 5 лет после принятия, а у нас 5 лет согласовывался ведомствами. Зато наш закон вступит в силу через полгода – мы рассчитываем провести его через Госдуму в эту сессию.

Вспомните, как в 2003 году принималось 98-е постановление правительства, закреплявшее принципы информационной открытости органов власти. Обсуждали на заседании кабинета дважды! Министры никак не могли согласиться, что информация об их деятельности будет помещена в Интернете. (Более всего членов правительства беспокоила перспектива появления в Сети текстов их публичных выступлений, законопроектов на стадии разработки и данных о госзакупках. – «Профиль»)

98-е постановление, хотя и не предполагало ответственности чиновников за неисполнение, кардинальным образом изменило ситуацию с сайтами госорганов. В Петербурге инициативная группа граждан на основе этого постановления обжаловала бездействие ряда ведомств в связи с отсутствием сайтов. Суд встал на сторону граждан, и ведомства оперативно сделали себе сайты.

- В правительстве шутят, что в результате межведомственного согласования даже арабский скакун превратится в двугорбого верблюда. Что пропало из закона такого, о чем вы жалеете?

- Сейчас я уже ни о чем не жалею. Понимаю, что закон должен вводиться постепенно. Госслужащих нужно приучать к тому, что информация, с которой они работают, может стать достоянием гласности. Раньше законопроект был несколько прямолинейным, не учитывал различные типы информации, специфику самих органов. Теперь он стал более гибким.

Перечень информации, размещаемой на сайтах, и периодичность ее обновления будут устанавливаться президентом для президентских органов, правительством – для правительственных, субъектами Федерации – для муниципальных. Но суть закона осталась неизменной: вся информация является открытой, за исключением той, которая относится к служебной или гостайне.

Это секретно, отстаньте!

- Вот-вот, эксперты говорят, что тогда масса информации получит гриф «ДСП».

- В указе президента о служебной информации дан перечень сведений, которые могут быть закрыты. Во-первых, все виды тайн, которые защищаются законом: адвокатская, тайна следствия. Во-вторых, информация, связанная с международным сотрудничеством, до того как приняты решения. Например, позиция страны на переговорах с ВТО.

Третий, более сложный вид служебной информации – внутренние документы ведомств. Если один департамент министерства переписывается с другим, это закрытая информация. Не по существу, а потому, что не имеет юридических последствий. Это же касается и личных позиций участников внутриведомственных согласований и совещаний. Однако как только документ выходит за пределы министерства, например вносится в правительство, он становится согласованной позицией ведомства и должен быть открытым.

Подобные правила существуют в большинстве стран, но нигде не выработаны четкие критерии закрытия и раскрытия информации. Есть методика сопоставления ущерба, причиняемого раскрытием информации, с тем благом для общества, которое дает такое раскрытие. Решение о правомерности закрытия тех или иных сведений принимает суд, при этом бремя доказательства лежит на чиновнике.

В Европе после вступления в силу законов о доступе к информации было много подобных процессов. Граждане не только задавали вопросы о поездках министра, но и просили предоставить данные о его представительских расходах. В Голландии суд информацию о поездках признал общественно значимой и подлежащей раскрытию, а данные о представительских расходах – не признал. Возникла коллизия двух законов – о защите персональных данных и о доступе граждан к информации. Дело дошло до Европейского суда, который принял решение в пользу защиты персональных данных.

- Куда нужно будет обращаться российским гражданам?

- В обычный районный суд. Я уверен, этим правом будут активно пользоваться общественные, деловые объединения, СМИ, население. Возникнет совершенно новый тип споров гражданина с государством.

Закон о доступе к информации – это закон об общественном любопытстве. Вы никому не должны объяснять, зачем вам те или иные сведения. Вы просто имеете право это знать.

Если же госорган отказывает, потому что на информации гриф «ДСП», в ответе на запрос он будет обязан указать нормативный акт, на основании которого закрыт документ. А не просто сказать: это секретно, отстаньте.

- Тяжело вам будет перестраиваться-то...

- Учитывая особенности менталитета российских госслужащих и риски того, что вся информация может вдруг превратиться в «ДСП», мы указали в законопроекте базовый перечень сведений, подлежащих обязательному раскрытию. В странах Европы такого перечня нет, там действует принцип: что не закрыто, то открыто; возникают разногласия – в суд. В России подобный подход пока невозможен.

Законопроект предусматривает административную ответственность за необоснованное закрытие, непредоставление и несвоевременное предоставление информации, а также за ее несвоевременное размещение в Интернете. Штрафы до 3 тыс. рублей будут накладываться по решению суда.

В других странах нет административной ответственности чиновников, только дисциплинарная. Считается, что европейский бюрократ не может иметь умысел на закрытие информации. У нас, как известно, ситуация другая, поэтому решили ввести административную ответственность.

При этом размер штрафа не так важен. Важен его факт. Это как клеймо. Два раза получишь административное взыскание, и кто тебя будет на работе держать?

Звоните, и приятный голос...

- После вступления закона в силу что нужно будет делать человеку, пожелавшему получить у государства информацию?

- Направить письменный запрос в свободной форме на адрес того ведомства, где, по его мнению, имеется интересующая его информация. Запрос передается в профильный департамент, в течение 30 дней он должен подготовить ответ. Если вопрос не по адресу, его переадресуют другому ведомству, о чем сообщат автору. Больше всего запросов, по нашим прогнозам, будет поступать в налоговую службу. Во всех странах это ведомство наиболее плотно общается с населением. Массовые обращения граждан ждут также МВД и Федеральную миграционную службу.

- Очевидно, придется расширять штаты, увеличивать финансирование.

- Вовсе нет. Обработка запросов будет проходить по стандартной процедуре обработки обращений. Нагрузка на ведомства может возрасти в первые годы действия закона. Против этого есть только одно средство: максимальное размещение информации на сайте. Понятно, что человеку лучше получить данные онлайн, чем месяц ждать ответа.

Кстати, во многих странах действуют справочные службы по типу «911», касающиеся предоставления государственных услуг. Внимательно выслушав, вам дают координаты госоргана и конкретного должностного лица, в компетенцию которого входит решение вашего вопроса. В России принятие закона о доступе к информации будет стимулировать появление таких справочных систем, работающих на основе аутсорсинга. Представляете: звоните, и вежливый приятный голос рассказывает вам, как получить государственную услугу...

Можем или должны?

Радость разработчиков по поводу поступления законопроекта об информационной открытости в Госдуму омрачается опасениями относительно перспектив его практической реализации.

Эксперты надеются, что в ходе парламентских чтений некоторые положения документа будут уточнены или изменены. В противном случае нужный закон рискует превратиться в декларацию о благих намерениях.

Основная претензия к проекту – чрезмерная мягкость формулировок, ставшая результатом долгих межведомственных согласований. «Госчиновники слишком многое могут и слишком мало должны», – отмечает руководитель проекта «Административная реформа» Центра стратегических разработок Владимир Южаков. В частности, это замечание касается перечня информации, подлежащей размещению госорганами на интернет-страницах. В законе перечислено 35 видов информации, которая может находиться в Сети, включая общие данные о госоргане, тексты нормативных актов, выступлений руководителей, данные о госзакупах и пр. Конкретные перечни информации, сроки ее размещения и обновления установят президент, правительство и субъекты Федерации с учетом возможностей и особенностей разных ведомств. Но есть риск, что они будут трактовать мягкость формулировок не в пользу граждан.

По мнению Владимира Южакова, слово «могут» относительно этого перечня следует заменить на «должны» за редкими исключениями, требующими обоснований. К информации, которая должна быть в Сети, нужно отнести типовые бланки обращений и заявлений, а также сведения о текущей деятельности и планах работы госоргана. Так, мэрию надо обязать раскрывать планы ремонтных работ. Сейчас, сетует эксперт, этот документ – тайна за семью печатями.

С точки зрения Южакова, требует уточнения и порядок предоставления информации гражданам. Для запросов, отправленных по электронной почте (да-да, нашим чиновникам придется пользоваться e-mail!), совсем не обязательно выдерживать срок 30 дней, тем более если искомый документ есть в электронном виде. В то же время законопроект мало учитывает тот факт, что абсолютное большинство населения не имеет доступа к Интернету. В нем нужно более четко прописать способы получения информации в общественных местах. Например, в библиотеках, почтовых отделениях и пр. можно установить компьютеры и поставить специальных людей, которые окажут гражданам помощь в поиске и распечатывании документов. Но предоставление госорганами напечатанных материалов, если речь идет о больших объемах, будет платным – автору запроса придется оплатить услуги ксерокопирования по тарифам, установленным правительством.

Южаков также предлагает отдельно закрепить в Кодексе об административных правонарушениях ответственность руководителей государственных ведомств за непредоставление или несвоевременное предоставление информации их подчиненными.

О чем молчат чиновники

Самые большие опасения за судьбу закона вызывает определение информации, которую госорганы не должны предоставлять населению. В документе сказано, что не подлежат раскрытию сведения, составляющие государственную тайну и служебную информацию.

Информация, связанная с государственной безопасностью, внешнеэкономической и внешнеполитической деятельностью, частной жизнью граждан, коммерческой тайной, расследованием уголовных преступлений, внутриведомственными проверками считается закрытой в большинстве государств. В некоторых странах ограничения еще жестче. К примеру, в Швеции, где закон о доступе к информации госорганов был принят в 1766 году (!), считаются закрытыми сведения о финансовой, денежной политике и экономических интересах государства.»Представляете, что будет, если мы в нашем законе такое напишем? – говорят в Минэкономразвития. – Закроют все!»Российское законодательство позволяет чиновникам практически произвольно накладывать на документы гриф «ДСП» («Для служебного пользования»). Порядок обращения со служебной информацией и информацией ограниченного распространения регулируется только постановлением правительства РФ от 1994 года. А оно весьма расплывчато трактует основания, по которым информацию можно относить к категории «для служебного пользования». Одним из критериев является служебная необходимость – фактор весьма субъективный. «Это резиновая формулировка, позволяющая чиновнику по своему усмотрению определять, какую информацию закрывать, а какую нет», – отмечает партнер московской коллегии адвокатов «ФБК-Право» Петр Достовалов. – В постановлении содержится перечень информации, которая не может быть закрыта грифом «ДСП», но в основном это нормативные акты».

В прошлом году юристы Института развития свободы информации обращались в Верховный суд РФ с просьбой признать постановление неконституционным.

Они объясняли, что при подобном неопределенном характере «правовой» нормы в условиях нашей действительности и менталитета чиновников к служебной тайне будет отнесена значительная часть информационных ресурсов, находящихся в распоряжении государства. Но Верховный суд счел, что принимать решение о соответствии постановления Конституции должен Конституционный суд.

Почти неограниченное право чиновников на использование грифа «ДСП» в сочетании со свойственным отечественной бюрократии ощущением монополии на информацию может стать серьезным препятствием на пути к информационной открытости власти. Эксперты видят только один выход – вместе с законом о доступе к информации госорганов принять закон о служебной информации, который даст чиновникам более четкое понимание того, что они могут делать, а что – должны.

Источник:  https://profile.ru/


Возврат к списку

Ольга Савко

Начальник группы телемаркетинга

Закажите демонстрацию системы
Мы свяжемся с вами, проконсультируем по интересующим вопросам, подготовим персональную демонстрацию в удобное для вас время.

Акция

Переход на отечественную АИС МФЦ

Скидка на право использования АИС МФЦ «ДЕЛО» при миграции с других решений по автоматизации МФЦ

Календарь мероприятий

26апреля

«Весенний документооборот-2021»: развитие экосистемы ЭОС

Узнать больше

11февраля

Об электронной подписи простым языком: компания ЭОС проведет вебинар для школ

Узнать больше

28января

Новые возможности наглядной визуализации в СЭД «ДЕЛО»

Узнать больше

Наши клиенты

7 000 компаний

Наши партнеры

250

во всех городах России
и странах СНГ

^