Акция

Миграция с других систем

Скидка на систему «ДЕЛО» при миграции с других решений.

Получите бесплатную демоверсию и консультацию

+7(495) 221-24-31

VIP - данные

Автор: Анна Амелькина, www.profile.ru

Принятие закона «О персональных данных» коснется каждого. И здорово повлияет на многие сферы общественной жизни. Наши правозащитники считают, что государство не управится с нашими персональными данными надлежащим образом, и даже доклад на эту тему сочинили. Правы ли они?

История проекта упомянутого закона началась 25 ноября 2005 года. В этот день Государственная дума ратифицировала Конвенцию Совета Европы «О защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных». Одновременно был принят в первом чтении законопроект «О персональных данных», дискуссия (и спекуляции) вокруг которого идет до сих пор.

На минувшей неделе «небольшая группа общественников-правозащитников», как они сами себя называют, в преддверии второго слушания законопроекта подготовила и презентовала доклад все на ту же тему, о персональных данных. Представляет «небольшая группа» членов «Яблока», комитет «За гражданские права», правозащитный центр «Мемориал», также «коллег» из Всероссийского православного антиглобалистского движения «За право жить без ИНН, персональных номеров и электронных документов» (есть, оказывается, и такое).

Для обывателя вопрос о персональных данных совершенно темен. Он, обыватель, по отношению к этому вопросу пребывает либо в апатии, либо в неведении. И его можно понять. Попробуйте сами смоделировать проблему обработки персональных данных. Вот, например, решили наши власти повысить рождаемость в стране. А им социологи и говорят: демография не улучшается, потому что каждый второй москвич совершает адюльтер вместо того, чтобы спать с женой. Ладно, принимаем указ: установить каждому (или самым достойным) видеокамеры в спальнях. По закону, конечно. Не ночевал дома – отвечай перед женой и обществом. Это плохо? Пожалуй. А вот, например, обвинили тебя в убийстве, а ты, радостный, в милицию видеосъемку из спальни предъявляешь: я, мол, не безобразия нарушал, а демографию улучшал. Алиби! Поди плохо.

А вот еще пример. Повадились звонить мне домой социологи. То спросят, какой канал я сейчас смотрю, то поинтересуются, ем ли растворимые супы. Меня это занимает. Но недавно позвонил прибабахнутый читатель, чтобы обсудить какую-то заметку. «Где вы телефон мой взяли?» – заорала я в трубку. «А на диске!» – был ответ. Такие вот дела. Закона нет, а персональные данные, как видим, есть. Доступны по сходной цене. И это, безусловно, плохо.

С одной стороны, редкий канал не покажет, когда разъяренный ОМОН громит ларьки контрафактных дисков с нашими ИНН, телефонами, адресами, доходами и налоговыми отчислениями. А с другой – я что-то не видела, чтобы хоть одного производителя или владельца этих дисков отдали под суд или серьезно наказали. А ведь персональные данные не подлежат отчуждению и не могут быть объектами гражданского оборота. Иными словами, не могут стать предметом купли-продажи или извлечения прибыли. Ни прямо, ни косвенно. Как человеческие органы.

Опасения правозащитников вызывает отсутствие в законе норм, ограничивающих возможность сбора и использования персональных данных человека без его ведома. Современная техника позволяет собирать, комбинировать и использовать наши (понимаете: наши, личные, только нам принадлежащие!) данные настолько скрытно, настолько неявно, что вы и не почувствуете, как вас подвергнут инвентаризации. Ну а что, спрашивается, делать службе безопасности аэропортов? Не сканировать вас перед посадкой, что ли? Или паспорт вам выдавать без номера, если до судорог боитесь быть помеченным «числом зверя» и прочими числами? Или взять, к примеру, социальную карту москвича. Прошел ты в метро – тебя заметили, купил что-то в магазине или аптеке – тебя сканировали. Никакой личной жизни.

Это, говорят правозащитники, создает условия для тотальной слежки и контроля за обществом и даже ограничивает естественное право на свободу совести. В том, конечно, случае, если в православный храм, мечеть или синагогу нас заставят проходить по магнитной карте или украдут базу данных о прихожанах. Это, понятно, плохо. С одной стороны. А с другой – если ваша бабушка, страдающая рассеянным склерозом, пошла в кирху, а нашла себя в аптеке? Магнитная же карточка с персональными данными поможет вернуть старушку счастливым родственникам, по месту регистрации.

Словом, ситуация с персональными данными не так уж проста, и обывателю хорошо бы попробовать разобраться в ней самостоятельно. Без помощи правозащитников и словоохотливых депутатов, для которых скандальный законопроект – лишь повод показаться обывателю в телевизоре.

Несколько слов о самом законопроекте, о том, что он, собственно говоря, предусматривает. Предусматривает он, во-первых, ответственность за сбор персональных данных и недопустимость попыток узнать о человеке больше, чем надо для дела. Например, супермаркет решил выдавать покупателю, совершившему покупку на №рублей и более, дисконтную карту. Очень хорошо. Но если эту дисконтную карту не просто выдают в обмен на чек, а еще и требуют заполнить анкету с указанием имени-пола-возраста, а также потребительских предпочтений – это, извините, правонарушение, а возможно, и преступление. Пожалуйте отвечать по закону.

Во-вторых, проект закона «О персональных данных» предусматривает создание государственного реестра населения (ГРН). В нем будет содержаться практически вся социально значимая информация о любом человеке, пребывающем на территории РФ.

Значит, у государства возникает возможность аккумулировать информацию обо всех социально значимых действиях внесенной в систему персоны, говорят правозащитники. Об общественном статусе гражданина, его здоровье, финансовом состоянии и даже мировоззрении. Это, без иронии, ужасно. Однако в действительности подобная перспектива существует лишь теоретически и, заметим, вне непосредственной связи с законом «О персональных данных». Информационно-технологический прогресс сам по себе дает злоумышленнику принципиальную возможность удаленно, в компьютерных сетях, шпионить за другими гражданами.

Разработчики законопроекта из Мин-иформсвязи пытаются объяснить, что поголовная идентификация граждан сама по себе не страшнее записи акта гражданского состояния. Что идентификатор (именуемый «личным идентификационным номером» – ЛИН) нужен для поддержания в актуальном состоянии многих баз данных о гражданине, «синхронизации» этих баз, как говорят специалисты. Что предъявление ЛИН не заменяет и не отменяет процедуры установления личности и что отказ от ЛИН не поражает гражданина ни в каких правах. И еще, наконец, что ЛИН не существует в виде некоего раз и навсегда присвоенного гражданину числа, что ЛИН – это синтетическая производная от многих идентификаторов, уже имеющихся у гражданина, например идентификаторов пенсионного и медицинского страхования.

Но тщетно. Потому что у технарей, проектирующих ГРН, юристов, месяцами редактирующих текст закона «О персональных данных», и правозащитников цели не совпадают «по определению», как говорят математики.

Объединить критиков и разработчиков закона могло бы понимание того, что в наше время противиться регламентации использования персональных данных – значит программировать собственную технологическую отсталость от цивилизованного (читай: продвинутого в компьютерном отношении) мира.

04-07-2006
Источник: http://aksionbkg.com/


Возврат к списку

Ольга Савко

Начальник группы телемаркетинга

Закажите демонстрацию системы
Мы свяжемся с вами, проконсультируем по интересующим вопросам, подготовим персональную демонстрацию в удобное для вас время.

Акция

Переход на отечественную АИС МФЦ

Скидка на право использования АИС МФЦ «ДЕЛО» при миграции с других решений по автоматизации МФЦ

Календарь мероприятий

26апреля

«Весенний документооборот-2021»: развитие экосистемы ЭОС

Узнать больше

11февраля

Об электронной подписи простым языком: компания ЭОС проведет вебинар для школ

Узнать больше

28января

Новые возможности наглядной визуализации в СЭД «ДЕЛО»

Узнать больше

Наши клиенты

7 000 компаний

Наши партнеры

250

во всех городах России
и странах СНГ

^