Акция

Миграция с других систем

Скидка на систему «ДЕЛО» при миграции с других решений.

Получите бесплатную демоверсию и консультацию

+7(495) 221-24-31

Субъекты права на коммерческую тайну: проблемы правового статуса

М.В. Беляев

При анализе современного информационного российского законодательства можно сделать вывод, что в нем, как правило, присутствуют нормы-дефиниции (и то далеко не по всем видам тайн) и нормы, устанавливающие ответственность за нарушения в этой области. При этом за восемь лет действия Уголовного кодекса РФ в стране привлечено к уголовной ответственности за нарушение прав граждан на доступ к информации – 1 человек (ст. 140 УК РФ), за нарушение прав на коммерческую тайну – 18 человек (ст. 183 УК РФ). Как справедливо отмечал в своем докладе на заседании секции «Совершенствование законодательства о конфиденциальной информации» Инфофорума-2004 (г. Москва, 17 июня 2004 года) В.Н. Лопатин, главная причина этого кроется не в высоком уровне правопонимания и законности в рассматриваемой области правоотношений, а, скорее, в отсутствии федеральных законов, устанавливающих процедуры и механизмы реализации данных конституционных прав. Налицо серьезное отставание правового регулирования охраны информационных прав человека и гражданина от их провозглашения и возможностей правовой защиты при их нарушении. То есть при признании конституционных прав непосредственно действующими и закреплении в кодексах (УК РФ, КоАП РФ) норм об ответственности за их нарушение для реализации этих прав все равно необходимы дополнительные нормы писаного права, в том числе через принятие ряда федеральных законов.

В то же время, хотя через 10 лет после разработок первых проектов, принят и вступил в силу с 5 августа 2004 года Федеральный закон от 29 июля 2004 г. №98-ФЗ «О коммерческой тайне», однако он, к сожалению, не снимает всей остроты проблемы охраны и защиты прав и законных интересов правообладателей информации, составляющей коммерческую тайну. Например, в ст. 3 данного закона под коммерческой тайной предлагается понимать не вид конфиденциальной информации (как это вытекает из норм статей 8 и 10 ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации»), а лишь ее конфиденциальность, позволяющую ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. При этом понятие конфиденциальности в законе не дается, что, безусловно, не облегчит правоприменительную практику. Эти и иные обстоятельства говорят об актуальности данной темы, в том числе с точки зрения науки информационного права, в интересах эффективного разрешения существующих проблем законодательной и правоприменительной практики в данной области общественных отношений.

Результаты анализа действующего законодательства и правоприменительной практики, равно как и юридической литературы, позволяют утверждать, что в них отсутствуют единые подходы в определении содержания и характеристике:

  • коммерческой тайны как объекта права;
  • признаков охраноспособности права на коммерческую тайну, таких, как определение ценности информации, наличие законных оснований доступа к ней, соотношение коммерческой тайны и правового режима коммерческой тайны;
  • соотношения коммерческой тайны с другими видами конфиденциальной информации и объектами интеллектуальной собственности;
  • перечня субъектов права на коммерческую тайну и особенностей их правового статуса.


Последний случай рассмотрим подробнее. Перечень субъектов права на коммерческую тайну, указанный в Федеральном законе «О коммерческой тайне» является противоречивым, неполным и не охватывает все отношения, складывающиеся в связи с оборотом коммерческой тайны, что не позволяет установить единые правила правового регулирования отношений в данной области. По совокупности правомочий, включая право владения такой информацией на законном основании, на наш взгляд, законодатель ставит знак равенства между обладателем и владельцем информации, отнесенной к коммерческой тайне. В то же время правовая характеристика статуса этих субъектов дана в законе настолько неполно, а в ряде случаев некорректно, что на практике это приводит к серьезной путанице. Так, например, В.В. Погуляев в своем постатейном комментарии к Федеральному закону «О коммерческой тайне»(1) делает вывод, что статья 10 данного закона говорит об «обладателе» в широком смысле слова, а статьи 11-13 субъективируют этого обладателя. Но проблема, по его мнению, в том, что превентивные меры, являющиеся обязательными для обезличенного в ст. 10 обладателя информации, составляющей коммерческую тайну, как по составу, так и по количеству не совпадают с мерами, которые должны принимать для обеспечения конфиденциальности указанной информации работодатель (ст. 11), контрагент в рамках гражданско-правовых отношений (ст. 12), а также субъекты, перечисленные в ст. 13 Закона. То есть в указанном случае комментатор данного закона понимает под обладателями всех остальных субъектов (работодателей, контрагентов, органы государственной власти и органы местного самоуправления и др.), с чем, безусловно, на наш взгляд, нельзя согласиться. А.П. Фисун, А.Н. Касилов, Ю.А. Глоба, В.И. Савин, Ю.А. Белевская и ряд других ученых в свою очередь под обладателем понимают собственника такой информации, а под владельцем – других лиц, которые получили такую информацию на законном основании от ее собственника. При этом по совокупности правомочий данные ученые, по сути, ставят знак равенства между собственником и владельцем такой информации(2). О.А. Городов в своих работах уже говорит о хранителе коммерческой тайны, наделяя его всеми полномочиями владельца такой информации(3).

Представляется, что в целях устранения отмеченных противоречий и неточностей в законодательстве, облегчения правоприменительной практики правильнее было бы говорить не об обладателях, а о владельцах коммерческой тайны.

Владельцами коммерческой тайны могут быть физические (независимо от гражданства) и юридические (коммерческие и некоммерческие организации) лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью, которые владеют на законном основании информацией, составляющей их коммерческую тайну, ограничили доступ к этой информации и установили в отношении ее режим коммерческой тайны. В связи с этим необходимо внести соответствующие изменения в Федеральный закон «О коммерческой тайне».

К основным субъектам права на коммерческую тайну предлагается отнести наряду с владельцами коммерческой тайны и конфидентов коммерческой тайны.

Конфиденты коммерческой тайны – лица, которым на основании трудового договора (работники), гражданско-правового договора (контрагенты) либо в силу служебного положения или исполнения профессиональных обязанностей, не связанных с государственной или муниципальной службой, или на ином законном основании известна коммерческая тайна другого лица.

Общим признаком для них является то, что коммерческая тайна выступает для них вторичной (передается владельцем коммерческой тайны) и они не обладают фактической монополией на эту информацию, а лишь обязаны в силу закона или договора обеспечивать режим ее конфиденциальности.

По данному признаку, исходя из практики отношений, складывающихся при обороте коммерческой тайны, среди конфидентов коммерческой тайны можно выделить четыре категории лиц: работники, контрагенты, органы власти и их должностные лица, иные лица.

Работники – лица, состоящие в трудовых отношениях с владельцем коммерческой тайны и имеющие доступ к коммерческой тайне по трудовому договору (контракту). Работник приобретает статус конфидента коммерческой тайны либо с момента получения работодателем его информированного согласия, полученного в период срока действия трудового договора, либо с момента заключения трудового договора, содержащего такие обязанности работника в качестве условий трудовой деятельности в данной организации.

При этом норма закона о том, что работник обязан без согласия работодателя и его контрагентов не использовать коммерческую тайну в личных целях, избыточна и отчасти противоречива, поскольку работник подписывает как трудовой договор, так и соглашение о конфиденциальности только с работодателем, который в свою очередь выступает единственным владельцем данной коммерческой тайны, устанавливающим и обеспечивающим свою фактическую монополию на эту информацию, в том числе и с контрагентами.

Исходя из этого, предоставлять возможность работнику использовать коммерческую тайну в личных целях с согласия контрагентов работодателя представляется ошибочным, что требует исключения данной нормы из пп. 2 пункта 3 статьи 11 Федерального закона «О коммерческой тайне».

В целях упрощения понимания законодательных норм и улучшения правоприменительной практики представляется целесообразным также в названии статьи 8 Федерального закона «О коммерческой тайне» вместо слов «обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, полученной в рамках трудовых отношений» записать «владелец ноу-хау, полученного в рамках трудовых отношений», а часть 1 статьи 8 данного закона изложить в редакции: «владельцем ноу-хау, полученного в рамках трудовых отношений, является работодатель».

Следует признать, что хотя разглашение коммерческой тайны наемными работниками является наиболее часто встречающимся случаем нарушения коммерческой тайны, но в то же время вопрос о возмещении убытков работниками, разгласившими коммерческую тайну, сегодня урегулирован недостаточно четко. Существует правовая коллизия в возможности применения ст. 139 ГК РФ с учетом противоречия данной нормы ст. ст. 238, 241-243 Трудового кодекса РФ. До разрешения данной правовой коллизии законодателем или судом в качестве хорошего способа защиты своих интересов некоторым работодателям целесообразно заключать с работником наряду с трудовым договором (контрактом) гражданско-правовой договор о сохранении коммерческой тайны.

Контрагенты – лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью, которым владелец коммерческой тайны передал эту информацию на основании гражданско-правового договора. Контрагенты получают легальную возможность доступа к коммерческой тайне другого лица и приобретают статус конфидента коммерческой тайны с момента заключения с ее владельцем письменного гражданско-правового договора (договора подряда, лицензионного договора, договора коммерческой концессии и др.). В договоре должны быть определены условия охраны конфиденциальности информации, в том числе в случае реорганизации или ликвидации одной из сторон договора в соответствии с гражданским законодательством, а также обязанность контрагента по возмещению убытков при разглашении им этой информации вопреки договору.

Органы власти и их должностные лица – органы государственной власти, иные государственные органы, органы местного самоуправления и их должностные лица, имеющие доступ к коммерческой тайне в силу исполнения своих служебных обязанностей на основании закона (налоговые органы, таможенные органы, органы государственных внебюджетных фондов, антимонопольные органы, Счетная палата РФ и контрольно-счетные органы субъектов РФ, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, судебные приставы, органы Государственного санитарно-эпидемиологического надзора, органы регулирования естественных монополий и др., органы местного самоуправления, а также суды, органы прокуратуры, органы предварительного следствия, органы дознания).

Иные лица – лица, которым владелец коммерческой тайны передал эту информацию в силу исполнения ими профессиональных обязанностей, не связанных с государственной или муниципальной службой (аудиторы, адвокаты (адвокатские кабинеты, коллегии адвокатов, адвокатские бюро, юридические консультации, адвокатские палаты субъектов Российской Федерации и Федеральная палата адвокатов Российской Федерации, адвокаты, их помощники и стажеры; защитники), нотариусы (нотариальные палаты, нотариусы и иные лица, работающие в нотариальной конторе; удостоверяющее завещание лицо (кроме нотариуса), переводчик, исполнитель завещания, свидетели, а также гражданин, подписывающий завещание вместо завещателя), страховщики (страховщики, страховые организации, общества взаимного страхования, страховые брокеры, страховые актуарии), организации электрической и почтовой связи, их должностные и иные лица и работники; частные детективы, редакции средств массовой информации, третейские суды и другие лица, кому чужая тайна становится известна в силу исполнения ими профессиональных обязанностей на законных основаниях).

К сожалению, в Федеральном законе «О коммерческой тайне» отсутствует последняя категория субъектов права, имеющих доступ к коммерческой тайне ее владельца в силу исполнения профессиональных обязанностей, не связанных с государственной или муниципальной службой, что делает неполным перечень субъектов права в данной области правоотношений. Это также обусловливает необходимость внесения соответствующих изменений и дополнений как в указанный закон, так и в законы, регулирующие профессиональную деятельность указанных лиц, а также принятие специальных законов «О служебной тайне» и «О профессиональной тайне».


(1) Погуляев В.В. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О коммерческой тайне». М., 2005.  Вернуться

(2) Фисун А.П., Касилов А.Н., Глоба Ю.А., Савин В.И., Белевская Ю.А. Право и информационная безопасность: Учебное пособие (/Под редакцией д.т.н. А.Л. Фисуна и к.ю.н. Ю.А. Белевской. М.: Приор-издат, 2005. С.140. Вернуться

(3) См.: Городов О.А. Интеллектуальная собственность предпринимателя () Коммерческое право. В 2 ч. Учебник / Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2004. Ч. 1. С. 287  Вернуться

http://www.infolaw.ru/lib/2005-3-subjects-of

Возврат к списку

Ольга Савко

Начальник группы телемаркетинга

Закажите демонстрацию системы
Мы свяжемся с вами, проконсультируем по интересующим вопросам, подготовим персональную демонстрацию в удобное для вас время.

Акция

Переход на отечественную АИС МФЦ

Скидка на право использования АИС МФЦ «ДЕЛО» при миграции с других решений по автоматизации МФЦ

Календарь мероприятий

26апреля

«Весенний документооборот-2021»: развитие экосистемы ЭОС

Узнать больше

11февраля

Об электронной подписи простым языком: компания ЭОС проведет вебинар для школ

Узнать больше

28января

Новые возможности наглядной визуализации в СЭД «ДЕЛО»

Узнать больше

Наши клиенты

7 000 компаний

Наши партнеры

250

во всех городах России
и странах СНГ

^