Акция

Миграция с других систем

Скидка на систему «ДЕЛО» при миграции с других решений.

Получите бесплатную демоверсию и консультацию

+7(495) 221-24-31

Корневая система

Архивы переживают наплыв желающих узнать свою родословную

Как считает бывший директор Ярославского госархива Роман Борисенков, во время подобных «переходных периодов» теряется как минимум 30 процентов документов. По его мнению, сегодняшняя ситуация близка к ситуации 1919 – 1920 годов, когда вышел закон о централизации архивного дела и тоже многое было утеряно в процессе адаптации к нему. Что мы потеряем сегодня, станет ясно через 15 – 20 лет.

Если десяток лет назад многие россияне в глубь веков заглядывать ленились, зная в лучшем случае имена прабабушек и прадедушек, то сегодня генеалогические «раскопки» становятся для некоторых, без преувеличения, делом чести.

Без бумажки ты не льготник

Два раза в день директор госархива Ярославской области Евгений Гузанов разбирает толстую пачку писем. «Вот запрос о вручении медали за участие в Великой Отечественной войне, – листает он очередную стопку. – Это о подтверждении стажа, о награждении за доблестный труд...».

Запросов – масса. Архив – своего рода барометр. Работая здесь, можно не смотреть телевизор и не читать газет – об изменениях в законодательстве  «скажут» количество и тематика запросов. Недавно архивисты переживали запросный бум в связи с перерасчетом пенсий, до этого в массовом порядке сведения о себе разыскивали репрессированные. Бумом сопровождаются некоторые праздники. Накануне 60-летия Победы много запросов прислали бывшие блокадники Ленинграда,  военнопленные, участники трудового фронта.

К сожалению, не на все запросы удалось дать положительный ответ. Подтвердить, что человек находился на рытье окопов, чаще всего невозможно: документы не сохранились или просто не оформлялись должным образом. Были проблемы и с блокадниками. Особенно если  они выехали из Ленинграда не эшелоном, а самостоятельно.  Бывает, рассказывает Евгений Гузанов, что человек указывает и название деревни, и название колхоза, и другие сведения, а в списках его нет. В такие вот моменты и понимаешь, какая это колоссальная фигура – делопроизводитель. Проглядела девушка в окно вместо того, чтобы подшить бумажку к бумажке, забыла что-то, и через много лет человек остался без льгот.

Понять, в какой «горячий цех» превратились сегодня архивы, поможет одна цифра: если до запросного бума в Ярославский госархив приходило в год около тысячи заявок, то сегодня их –  четырнадцать тысяч. Социальных, естественно, большинство. Причем их необходимо выполнять в месячный срок.

На поиски чьих-то генеалогических корней времени подчас просто нет. Хотя такие запросы к социальным, а значит, бесплатным, не относятся и на их выполнение существуют расценки, это людей не отпугивает.

Откуда есмь пошло чье-то семейство, архивисты выясняют либо в свое личное нерабочее время, либо предлагают заявителю делать это самому, то  есть приходить в читальный зал и работать с документами.

По словам Евгения Гузанова, на составление родословной справки требуется минимум полгода.  Впрочем, количество затраченного на исследование времени напрямую зависит от того, что человек хочет узнать. Есть, например, люди, которые находятся в поиске своих корней несколько лет.

Столбовые крестьяне

Розыск сведений о предках затягивает, как наркотик, люди регулярно приходят в архив, просматривают кипу документов, «вымывая» из огромного количества информации крупицы сведений о праотцах. Другим это быстро надоедает, и они ограничиваются минимумом информации.

Когда-то в читальный зал архива в течение года постоянно  наведывались и были там зарегистрированы в качестве «поисковиков» не больше девяти человек, сегодня их уже четыреста. Не все из них, конечно, приходят сюда «по личному вопросу», большинство – это работники музеев, историки и студенты, но и генеологов-любителей  среди посетителей никогда столько не было – тридцать человек.

Впрочем, одного упорства в добывании нужных сведений недостаточно.  При всем  желании невозможно найти то, чего нет, то есть не сохранилось. Жителям Ярославской области в этом отношении повезло: местный госархив  относится к числу богатейших архивов субъектов Федерации. Территория области не была оккупирована в войну, хранилища, слава богу, серьезно не горели и не затоплялись. Лишь во время белогвардейского мятежа 1918 года подгорела часть документов духовной консистории, обуглились по краям, но не сгорели ревизские сказки. В целом же во всех помещениях архива сегодня хранится три с половиной миллиона документов. Таким богатством могут похвалиться немногие.

– Удивительно, но след  в этой жизни оставили все, причем независимо от сословной принадлежности, – говорит Евгений Гузанов. –  Если человек жил в Ярославской губернии, то вероятность обнаружить упоминание о нем в документах – почти стопроцентная. Причем во время поисков можно обнаружить совершенно неожиданную информацию. Вплоть до завещания. Мало кто знает, но  были и крестьянские завещания, где перечислялись состав семьи, имущество, земельный участок и даже иконы, которые висели в красном углу дома.

Не менее удивляет и тот факт, что информации о крестьянине, жившем в XIX веке, в архивах подчас больше, чем о жителе постреволюционной России. До революции каждый человек был закреплен за определенным храмом, где делалась запись о его рождении и куда он регулярно ходил на исповедь, что тоже фиксировалось. Если он не был на исповеди, об этом опять же делалась запись с объяснением причин, то есть человек все время был на виду. После Октября функцию учета населения взяли на себя загсы, и информация о человеке стала ограничиваться подчас лишь  записями о рождении да смерти.

Дряхлый фонд

Но, как известно, чем больше в доме гостей, тем больше проблем. Повышенная востребованность архивных документов в последнее время привела к тому, что работники архива просто не успевают их выдавать желающим. Поскольку иные горе-исследователи норовят прихватить с собой из читального зала приглянувшиеся бумажки, архивистам приходится несколько раз их просматривать. То есть, например, метрическую книгу,  состоящую из 3 – 4 тысяч листов, работник архива внимательно пролистывает перед выдачей в читальный зал и после работы с ней заказчика. В этом году в архиве пресечены уже две попытки хищения документов.

Еще более серьезная проблема – естественная утрата документов, то есть, если можно так выразиться, естественная их смерть. В архиве все в единственном экземпляре, все уникальное. От прикосновения человеческих рук, которых становится все больше, бумаги дряхлеют и изнашиваются. А реставрировать их очень дорого, да и процесс этот нескорый. Архивисты пытаются по-иному сохранять информацию. Раньше ее переснимали на пленку, недавно удалось приобрести цифровой фотоаппарат, и сегодня ярославские хранители древностей информацию «цифруют».

Тем не менее как-то ограничивать доступ к содержимому  хранилищ (если это не оговорено законом) архивисты не планируют и тот же интерес ярославцев к своим корням только приветствуют.

– Зачем же тогда хранить документы, если ими нельзя будет пользоваться?! – восклицает Евгений Гузанов. – Чем дальше мы будем уходить от поколения, которое помнит начало XX века, тем сложнее нам будет найти свои истоки. Поэтому необходимо пользоваться тем, что кто-то из пожилых людей еще жив, запоминать с их слов имена предков,  их место жительства, всю информацию о семье. Чем ее больше, тем легче по архивным документам установить родственные связи.

Утечка мозгов

К сожалению, сегодня пришло время говорить не только о сохранности лежащих на архивных полках  свидетельств ушедших веков, но и о сохранности... самих архивов.  Ситуация в этом деле сегодня близка к критической. В Ярославском областном госархиве работает один-единственный человек со специальным образованием – директор, закончивший Московский историко-архивный институт. Все остальные сотрудники учились архивному делу уже здесь, на месте. Ситуация с кадрами настолько тяжелая, что в последнее время на работу в архив приходится набирать людей с любым образованием. И это притом, что в  хранилищах имеются документы стоимостью в тысячи долларов.

– В отделе хранения, который как раз и работает на читальный зал и по наведению справок, в течение года меняется половина сотрудников, – переживает Евгений Гузанов. – А в отделе по работе с организациями и того хуже – за прошлый год там люди сменились три (!) раза. Работники приходят, начинают знакомиться с делом, едва набираются опыта, начинают понимать, что к чему, и тут  их «уводят» в какое-нибудь акционерное общество, предложившее вместо нашей зарплаты в две с небольшим тысячи рублей  в три раза большую.  В такой ситуации я даже сопротивляться не могу.

Но ярославские архивисты, по сравнению с соседями, оказывается,  хорошо живут. В Костроме и Владимире ситуация еще хуже.

Недавно был принят Закон «Об архивном деле в РФ», который, как и льготников,  поделил документы на бумаги федерального значения и регионального. То есть, если предприятие, работающее в регионе, – федерального значения, то его документы – федеральная собственность и  должны храниться в столице. Но закон есть, а  механизм его реализации до сих пор неясен.  Документы рождаются каждый день, надо их как-то хранить, а как, где и кому –  на эти вопросы ответов нет.

Как считает бывший директор Ярославского госархива Роман Борисенков, во время подобных «переходных периодов» теряется как минимум 30 процентов документов. По его мнению, сегодняшняя ситуация близка к ситуации 1919 – 1920 годов, когда вышел закон о централизации архивного дела и тоже многое было утеряно в процессе адаптации к нему. Что мы потеряем сегодня, станет ясно через 15 – 20 лет.

http://www.rg.ru/2005/06/17/arhiv.html

Возврат к списку

Ольга Савко

Начальник группы телемаркетинга

Закажите демонстрацию системы
Мы свяжемся с вами, проконсультируем по интересующим вопросам, подготовим персональную демонстрацию в удобное для вас время.

Акция

Переход на отечественную АИС МФЦ

Скидка на право использования АИС МФЦ «ДЕЛО» при миграции с других решений по автоматизации МФЦ

Календарь мероприятий

26апреля

«Весенний документооборот-2021»: развитие экосистемы ЭОС

Узнать больше

11февраля

Об электронной подписи простым языком: компания ЭОС проведет вебинар для школ

Узнать больше

28января

Новые возможности наглядной визуализации в СЭД «ДЕЛО»

Узнать больше

Наши клиенты

7 000 компаний

Наши партнеры

250

во всех городах России
и странах СНГ

^