Акция

Миграция с других систем

Скидка на систему «ДЕЛО» при миграции с других решений.

Получите бесплатную демоверсию и консультацию

+7(495) 221-24-31

Минкомсвязи России конкретизировал закон «О персональных данных»

Вышло постановление Правительства РФ от 6 июля 2008 г. № 512 «Об утверждении требований к материальным носителям биометрических персональных данных и технологиям хранения таких данных вне информационных систем персональных данных». Оно вступает в силу по истечении шести месяцев со дня официального опубликования. Постановление содержит 12 пунктов. Согласно пункту 1, содержащиеся в нём требования применяются при использовании материальных носителей, на которые записываются биометрические персональные данные, а также при хранении таких данных вне информационных систем персональных данных.

При этом (пункт 2) под материальным носителем понимается машиночитаемый носитель информации (в том числе магнитный и электронный), на котором осуществляются запись и хранение сведений, характеризующих физиологические особенности человека и позволяющих установить его личность.

Согласно пункту 8 постановления оператор информационной системы персональных данных (далее – просто оператор) обязан вести учёт количества экземпляров материальных носителей и присваивать каждому из них уникальный идентификационный номер, который позволит точно определить оператора, осуществившего запись биометрических персональных данных на материальный носитель.

Очень важен пункт 10, который гласит: «В случае, если на материальном носителе содержится дополнительная информация, имеющая отношение к записанным биометрическим персональным данным, то такая информация должна быть подписана электронной цифровой подписью и/или защищена иными информационными технологиями, позволяющими сохранить целостность и неизменность информации, записанной на материальный носитель. Использование шифровальных (криптографических) средств защиты информации осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации».

В то же время (пункт 12) оператор вправе установить не противоречащие законодательству РФ дополнительные требования к технологиям хранения биометрических персональных данных вне информационных систем персональных данных в зависимости от методов и способов их защиты, применяемых этим оператором.

Комитет по законодательству Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий (АП КИТ) заявил, что не имеет к подготовке постановления № 512 никакого отношения. По мнению АП КИТ, за этим документом в целом прослеживается избыточное административное регулирование. А что думают о нём участники ИТ-рынка?

«Данное постановление подготовлено с целью реализации федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», – отмечает менеджер по маркетингу BioLink Solutions Игорь Лукашов. – Специфика закона № 152-ФЗ как нормативного акта такова, что его положения по определению носят общий характер и должны конкретизироваться в подзаконных актах. Ещё 15 августа прошлого года тогдашний глава российского правительства Михаил Фрадков подписал распоряжение № 1055-р, которым предусматривалась подготовка в общей сложности одиннадцати подзаконных актов, в том числе проекта постановления Правительства Российской Федерации об утверждении требований к материальным носителям биометрических персональных данных и технологиям их хранения вне информационных систем персональных данных. Подготовка упомянутого постановления возлагалась на Мининформсвязи России (ныне – Министерство связи и массовых коммуникаций – Минкомсвязи), ФСБ, ФСТЭК (Федеральную службу по техническому и экспортному контролю), МВД и Федеральную службу миграции. В распоряжении Михаила Фрадкова был установлен и срок подготовки постановления – третий квартал 2007 г. Как вы, вероятно, знаете, в подобных документах первым упоминается ведомство-исполнитель, а затем перечисляются соисполнители и согласующие ведомства. Так что в качестве основного коллективного автора данного постановления можно назвать Минкомсвязи России».

С ним согласен руководитель аналитического центра Perimetrix Владимир Ульянов. «Постановление правительства РФ от 6 июля 2008 г. № 512 выпущено в поддержку федерального закона «О персональных данных», – считает он. – Этот закон, которого так долго ждали в России, оказался неполным и неработающим. И теперь он начинает обрастать «подробностями», к которым относится и само постановление. Биометрические же данные получают все большее распространение и нуждаются в надежной защите для предотвращения фальсификаций и махинаций. В любом случае сегодня необходимы нормативы, регламентирующие процедуры хранения и обработки любых персональных данных, в том числе и биометрических… В то же время такое постановление трудно назвать революционным. Все перечисленные в нём требования предлагают в общем-то стандартные процедуры обработки конфиденциальных данных. Впрочем, стоит остановиться на некоторых его пунктах. Во-первых, чисто теоретически постановление должно было бы защищать интересы самих владельцев биометрических персональных данных, по-сути нас с вами, граждан. В пункте 4 говорится о том, что необходимо исключить несанкционированный доступ к биометрическим данным и несанкционированную запись информации. Пункт 9 гласит, что должно быть письменное согласие владельца биометрических данных на обработку его персональных сведений. Во-вторых, правительство достаточно очевидно указывает (пункт 4б) на то, что биометрические персональные данные граждан должны предоставляться в распоряжение спецслужб, а также заинтересованных государственных органов (те самые «уполномоченные лица»). Каким образом будет происходить идентификация и аутентификация уполномоченных лиц – неясно. В связи с чем возникает вопрос о безопасности данных. Будут ли процедуры достаточно хороши, чтобы обеспечить доступ уполномоченных лиц и одновременно предотвратить несанкционированный доступ к информации? Вероятно, проблема будет решаться стандартными средствами – электронными подписями и несимметричным шифрованием. Об этом, в частности, говорится в пункте 10. В-третьих, особое внимание в постановлении уделено возможности отследить утечку информации (пункт 8). Все носители персональных данных должны быть учтены и сосчитаны. Более того, на каждом носителе должны содержаться метки, позволяющие отследить, кто же записал информацию. Жаль, но этих мер будет недостаточно для выявления звена, допустившего утечку. Потому что данная информация неполна. По крайней мере на носитель следовало бы записывать и сведения о том, для кого предназначается эта копия данных. Однако правительство или спецслужбы вряд ли пойдут на то, чтобы санкционировать слежку за собой. Единственная оставшаяся зацепка – пункт 5. В данном случае в реестре оператора должна оставаться запись о том, кому, когда и почему был передан носитель информации».

По мнению г-на Лукашова, постановление затрагивает интересы как компаний (госучреждений), которые разрабатывают и используют базы данных, хранящие отпечатки пальцев, так и тех, кто использует модели отпечатков пальцев для идентификации сотрудников предприятий или своих клиентов. «Если же не вдаваться в терминологические особенности, то ключевыми моментами для понимания сути постановления являются два обстоятельства, – подчеркивает г-н Лукашов. – Во-первых, этот нормативный акт распространяется на отношения, возникающие при обработке биометрических данных в информационных системах. А во-вторых, в нём рассматриваются вопросы, возникающие при обращении материальных носителей, содержащих персональные биометрические данные, вне этих систем. При этом специально оговорено, что требования постановления не распространяются на бумажные носители для записи и хранения упомянутых данных, и это разумно: иначе пришлось бы пересматривать, к примеру, всю практику обращения бумажных пропусков с фотографиями сотрудников. Конкретным примером носителей биометрических персональных данных могут служить карты, выдаваемые участникам программ сопровождения часто путешествующих авиапассажиров в США. В память этой карты вносятся сведения об отпечатках пальцев и радужной оболочке глаз пользователя, и когда он прибывает в аэропорт и регистрируется на рейс, биометрическая идентификация позволяет быстро, точно и надежно удостоверить его личность, что в свою очередь сокращает время прохождения предполетного контроля. Есть и российский пример: чип биометрического паспорта. При разработке этого паспортно-визового документа нового поколения сразу были учтены требования, перечисленные в рассматриваемом постановлении, и, в частности, использованы технологии электронной цифровой подписи, благодаря которым обеспечивается целостность и неизменность данных, вносимых в чип паспорта на этапе его персонализации».



Возврат к списку

Ольга Савко

Начальник группы телемаркетинга

Закажите демонстрацию системы
Мы свяжемся с вами, проконсультируем по интересующим вопросам, подготовим персональную демонстрацию в удобное для вас время.

Акция

Переход на отечественную АИС МФЦ

Скидка на право использования АИС МФЦ «ДЕЛО» при миграции с других решений по автоматизации МФЦ

Календарь мероприятий

26апреля

«Весенний документооборот-2021»: развитие экосистемы ЭОС

Узнать больше

11февраля

Об электронной подписи простым языком: компания ЭОС проведет вебинар для школ

Узнать больше

28января

Новые возможности наглядной визуализации в СЭД «ДЕЛО»

Узнать больше

Наши клиенты

7 000 компаний

Наши партнеры

250

во всех городах России
и странах СНГ

^